"Самым высоким своим званием я считаю звание коммуниста."

Маршал Г.К. Жуков

ДВЕ КРУГЛЫХ ДАТЫ ЮРИЯ ФЕДОРОВА


Когда прозвучал взрыв на Чернобыльской АЭС, Юрий  Федоров находился далеко от его очага: он служил в политотделе 20-й учебной дивизии Московского округа. Это был известный полигон в поселке Мулино, которого уже нет, как не существует и великой страны, за спасение которой тогда боролись ликвидаторы катастрофы на ЧАЭС. 
–- В дивизии я работал старшим инструктором по партийной работе, - рассказывает Юрий Павлович. -  Мне позвонили из Москвы и попросили подменить на ликвидации коллегу, который заболел.  Я прибыл к месту аварии 18 декабря 1986 года. Несмотря на то, что я  был  военным политработником, выполнял такую же работу, как и остальные…
И, действительно, во время  ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы, как и во времена Великой Отечественной войны, у коммунистов была одна «привилегия» – первыми бросаться в пекло. По словам Юрия Павловича, работа начиналась в 5.30 утра и длилась до полуночи. В начале смены ликвидаторы ехали «в зону» на «чистых» машинах, а где-то на середине пути меняли их на так называемые «грязные». Радиация хорошо «прилипает» к металлу. И, чтобы не вывозить ее вместе с машинами за пределы «зоны», существовал автопарк «грязных», то есть радиоактивных автомобилей, на которых добирались до 4-го блока.
Главной задачей было загасить пламя внутри реактора. Ликвидаторы уменьшали уровень радиации до санитарных норм – 20 рентген. В каждой команде был химик-дозиметрист, он заходил первым и определял уровень радиации в помещении. Исходя из этого вычислялось, сколько, по времени, человек может там пробыть. Суточной нормой облучения считалось 400 микрорентген. «Набрал свою дозу (как тогда говорили, «сгорел») – сидишь, отдыхаешь, ждешь окончания смены», - вспоминает Федоров. 
Бригада, в составе которой находился Юрий Павлович,  выполняла строительные работы – строители укладывали бетон в ограждающие конструкции, монтировали металлоконструкции саркофага. В декабре на крыше 4-го энергоблока светило 10 тысяч рентген, в то время, как для лучевой болезни достаточно 100 рентген. Туда посылали только добровольцев. 
Юрий Павлович работал в Чернобыле ровно два месяца. Затем продолжил службу в армии, которую закончил в 1992 году в должности старшего инструктора политотдела дивизии по организационно-партийной работе. На тот момент КПСС уже не существовала, но Юрий Фёдоров, с партийным билетом в кармане, учётной карточкой на руках и болью за порушенную державу в сердце, начал искать единомышленников. Ему дали координаты В. А. Зорькина – в то время руководителя Тверского областного комитета только что воссозданной КПРФ. 
- Зорькин встретил меня настороженно, - делится воспоминаниями Юрий Павлович. – И его можно понять, ведь во время антикоммунистической истерии начала 90-х приходилось быть очень внимательным к каждому пришедшему. Но мы побеседовали и прониклись взаимным доверием. Так я занялся организационно-партийной работой. В области в то время насчитывалось с десяток партийных организаций, и моей задачей стало привлечение в партию новых членов…  
Сегодня Ю. П. Федоров - член контрольно-ревизионной комиссии областного отделения КПРФ, секретарь Комитета Московского отделения КПРФ по организационной работе. В 2012 году Юрий Павлович был избран депутатом Тверской городской думы: он входит в состав постоянных комитетов по муниципальной собственности и землепользованию, по социальным вопросам, охране здоровья и экологии. Он остается верен коммунистическим принципам, пронесенным через всю жизнь, и сплоченному братству ветеранов Чернобыля. Тверской обком КПРФ и редакция «Пролетарской правды» желает нашему товарищу крепкого здоровья, сил и энергии в политической и общественной работе!
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 5 дней со дня публикации.

Поиск по сайту

Видео КПРФ

КПРФ за прямые выборы главы города Тверь. Кто же против?


Нелидовская беда. Вадим Соловьев встретился с жителями Нелидово


Коммунисты проводят народный праймериз


Мы в интернете

КПРФ в России

Календарь новостей