"Самым высоким своим званием я считаю звание коммуниста."

Маршал Г.К. Жуков

У сильного всегда бессильный виноват


В судебную коллегию по уголовным делам Тверского областного суда направлена кассационная жалоба от потерпевшего, гражданина Юрия Николаевича Любанько. Проживает Юрий Николаевич в деревне Селище Рамешковского района Тверской области.

 

В один неблагоприятный для себя день при перемещении станка весом 430 кг получил он производственную травму, повредил руку. Травма оказалась высокой степени тяжести.

 

Был суд. Приговором мирового судьи судебного участка № 1 Московского района  города Твери Л.В. Тирановой генеральный директор ООО «Элкад» В.Н. Кургузов, где работал потерпевший, был признан виновным в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст. 143 УК РФ. Ему было назначено наказание в виде штрафа в размере 40 000 рублей, а также взыскано с В.Н. Кургузова 300 000 рублей.

 

Казалось бы, инцидент так или иначе исчерпан, хотя здоровье человеку не вернешь. НО…

От обиженного работодателя в Московский районный суд г. Твери поступила апелляционная жалоба.  После чего, как поется в песне, «виноватые стали правыми». Приговор был отменен, Кургузов оправдан, в связи с непричастностью к совершенному преступлению, гражданский иск Ю.Н. Любанько был оставлен без удовлетворения.

 

Как такое может быть? Удивится неискушенный читатель. А вот так и может. Недаром гласит народная мудрость: «Закон, что дышло»…

Вот в данном случае и повернул его судья И.Ю. Гоголев так, как ему захотелось. И наплевать на то, что пострадавший будет всю жизнь мучиться. Не надо, по-видимому, раньше думать о нуждах производства и разных там начальников,  и подставлять свою единственную голову или что-нибудь еще, в данном случае – руку, под удар.

 

Говорят, что с судьей не спорят. Но его величество закон, по определенной логике, выше судейства.

Попробуем это аргументировать.

 

Выводы судьи, отменившего первый приговор, основаны на том, что директор предприятия В.Н. Кургузов «не является субъектом преступления», предусмотренного ч. 1ст. 143 УК РФ. То есть к делу не имеет отношения, ставка в данном случае делается на отсутствие причинно-следственной связи между действиями В.Н. Кургузова и наступившими  последствиями в виде причинения тяжкого вреда здоровью Ю.Н.Любанько. И далее, «вред здоровью потерпевшего причинен в результате его небрежного отношения к своим обязанностям». Дескать, сам виноват, не суйся. Откуда начальнику было знать, что при перемещении станка неподготовленным к этому персоналом, станок может упасть и кого-то придавить. Вот и юридическая терминология на этот счет существует - «неосторожная форма вины», то есть  преступная небрежность. Во как! А отвечай, за вас за всех, начальник. Ей Богу, даже жалко стало начальника. Такой он бедный, незащищенный, просто слезы катятся. Где уж ему такие суммы, как 40 тысяч  пострадавшему выплачивать?  Подумаешь, лечиться ему надо, да еще последствия травмы неизвестны. 40 тысяч в кармане тело начальника греют и душу, конечно, если есть она, душа.

Поскольку, хочешь - не хочешь, а сомнения возникают на этот счет. Но пойдем дальше.

 

В ходе рассмотрения уголовного дела судами первой и апелляционной инстанции было установлено обстоятельство, что обязанности генерального директора, коим является В.Н. Кургузов, регламентируются рядом нормативных актов, согласно которым он был обязан обеспечить недопущение к работе лиц, не прошедших в установленном порядке обучение и инструктаж, и проверку знаний, в соответствии с требованиями охраны труда (ст. 212 ТК РФ). Обеспечить контроль за погрузкой и разгрузкой грузов от 80 до 500 кг, так как данное действие должно производиться с применением грузоподъемных механизмов. Руководить  и нести полную ответственность за последствия принимаемых решений.

 

Так что предвидеть, когда и каким образом, упадет станок директор, конечно, не мог. Но то, что станок в принципе может упасть, он обязан был не то, что предвидеть, а знать в силу занимаемой должности. Как обязан знать и то, что модернизация производства связана в том числе и с погрузочно-разгрузочными работами и перемещением грузов, что на тверском участке ООО «Элкад» работают только аппаратчики и нет ни одного грузчика, что в обязанности  аппаратчиков не входит работа с грузами, что ни один из аппаратчиков не переведен на другую работу (в данном случае грузчика) в соответствии с требованиями действующего законодательства РФ. Кроме того, что подтвердили семеро свидетелей, ни стажировки, ни инструктажа по работе с грузами проведено не было. Не было и опытного бригадира, который бы мог руководить работами. 

 

При таких обстоятельствах, В.Н. Кургузов дал указание, противоречащее правилам охраны труда ( приказ № 25/3 от 29.11. 2010 года), в результате чего потерпевший Ю.Н. Любанько был переведен на другую работу, не связанную с основной, выполняя которую получил тяжкий вред для здоровья.

Так что, считать вывод Московского районного суда г. Твери о том, что В.Н. Кургузов,  не является субъектом преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ, по-видимому, не совсем верно.

 

Впрочем, так же как и то, что вред здоровью потерпевшего причинен в результате его небрежного отношения к своим обязанностям.

Приказом директора № 25/3 от 29.11.2010, согласно которому модернизацию на Тверском участке ООО «Элкад» необходимо было провести силами ООО «Элкад» (аппаратчиками), в обязанности которых не входит работа с грузами и грузоподъемочными механизмами, Кургузов дал задание начальнику производства Р.Я. Низамутдинову по перемещению листогибочного станка весом 430 кг.

 

Перемещение было поручено Ю.Н. Любанько. Но станок упал. Любанько позвал на помощь аппаратчиков А.В. Десятова, А.А. Мишина, Д.Н. Карпова и вместе с ними попытался провести работу еще раз. Станок снова упал и Любанько получил травму.

Можно ли назвать отношение Любанько к поручению небрежным? Учитывая, что он работает аппаратчиком, а не грузчиком, вряд ли. Тем более, что своего письменного согласия о переводе на другую работу он не давал и не был, как требует трудовое законодательство на нее оформлен.

Устное согласие, а было ли оно вообще, не снимает ответственности с начальника. Перевод не был оформлен. Любанько не был обучен, опытных грузчиков не было, работой никто не руководил.

 

Отсюда вытекает вывод, что на вверенном В.Н. Кургузову предприятии царит хаос, безответственность, нерациональное использование рабочей силы. Директору, видимо, казалось очень дорого нанять бригаду опытных грузчиков, поэтому он экономил и эксплуатировал людей неопытных, В результате чего и произошел несчастный случай, за который, кстати, господину Кургузову и отвечать не хочется. По-видимому, проще договориться в суде, представив дело в выгодном для себя свете. Мол, ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу.

 

Почему же в суде Московского Района Твери принято решение не в пользу пострадавшего? Почему по его выводу отсутствуют причинно-следственные связи между действиями начальства и получением травмы пострадавшим работником?

 

Можно предположить, что не все показания  при расследовании несчастного случая попали в дело, так же не было придано значения документа, которые должны были быт, но не были оформлены, по трудовому законодательству. Вот и получилось, что на ООО «Элкад» каждый занимался не своим делом. Директор не издавал приказы, аппаратчик вместо того, чтобы включать и выключать станки, передвигал их. Процесс шел до тех пор, пока не привел к несчастному случаю.

 

Когда дело дошло до первой судебной инстанции, было принято справедливое человеческое решение с учетом всех обстоятельств дела.

Далее белое стало черным, черное белым, похоже по вечному принципу воздействия силы, как в басне Крылова: «У сильного всегда бессильный виноват».

 

Не пора ли с этим завязывать?

 

Дарья Белова

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 5 дней со дня публикации.

Поиск по сайту

Видео КПРФ

КПРФ за прямые выборы главы города Тверь. Кто же против?


Нелидовская беда. Вадим Соловьев встретился с жителями Нелидово


Коммунисты проводят народный праймериз


Мы в интернете

КПРФ в России

Календарь новостей