"Самым высоким своим званием я считаю звание коммуниста."

Маршал Г.К. Жуков

Информация


Как защититься в суде от «обиженного» чиновника?

 

Еще несколько лет назад Липецкий областной комитет КПРФ, за редким исключением, обходили стороной судебные тяжбы. В основном, обком в судах выступал в качестве истца по различным категориям дел, связанным с оспариванием результатов выборов, нормативных и ненормативных актов органов власти. Высказывания высшего руководства КПРФ о том, что задача власти затащить коммунистов в суды под различным предлогом, дабы помешать вести полноценную агитационную работу в период различных выборных кампаний, забирая их время и силы, казались не относящимися к ситуации в Липецкой области. Но буквально года два назад на Липецкое областное отделение КПРФ посыпались иски от обидчивых чиновников и предпринимателейпосчитавших, что своими публикациями местные коммунисты унижают их честь, достоинство и даже деловую репутацию.

Так, в Советский суд г. Липецка с иском к Липецкому обкому КПРФ о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда обратился на тот момент глава сельского поселения Доброе Валерий Маликов, который обиделся на то, что на одном из интернет-сайтов обкома был опубликован ряд статей о деятельности этого главы, в том числе о том, что в ночь на 26 июля 2018 года Маликов, управляя своим «Ленд Крузером» в состоянии алкогольного опьянения, попал в ДТП. Эта статья вызвала широкий общественный резонанс. Для своего судебного иска Маликов собрал более 20 фраз из различных статей, в том числе так называемых хэштэгов, то есть отдельных слов, не несущих смысловой нагрузки. В ходе судебного процесса Маликов расширял свои исковые требования, требуя признать всё новые сведения недостоверными, при этом увеличивая требования о компенсации за причинённый ему моральный вред, в конечном счёте, оценив его в 1,5 млн. рублей. 

Можно задаться вопросом о том, какие честь, достоинство и, уж тем более, деловая репутация могут быть у чиновника, который сел за руль в состоянии сильного алкогольного опьянения? Но на суде стороной Маликова была предпринята попытка убедить суд в том, что за рулём автомобиля в момент ДТП Маликов не находился, о чём свидетельствовали в суде его «товарищи», которые то ли были рядом, то ли сами сидели за рулем его внедорожника. И это при наличии в материалах дела записей с камер видеонаблюдения!

Суд, длившийся почти два года, частично удовлетворил требования Маликова, постановив взыскать с обкома КПРФ 50 тысяч рублей в качестве компенсации за умаление чести и достоинства истца. признаны Ряд сведений о Маликове суд счёл недостоверными, но большинство были признаны действительными

В ответ на не совсем правомерное, с точки зрения обкома КПРФ, решение суда, на интернет-сайте обкома появилась статья под названием: "Почему свинью нельзя назвать свиньей?" с фотографией свиньи. В статье описывался весь ход судебного процесса. Все сведения, содержащиеся в ней, указывались уже в соответствии с решением суда.

"Упоённый победой" чиновник не успокоился и, обидевшись в очередной раз,теперь уже на сам заголовок указанной статьи, вторично обратился в суд с иском к обкому КПРФ, указав на то, что в интернете размещена статья с вышеупомянутым заголовком, в которой речь идёт о нём. В иске Маликов указал, что статья имеет фотографическое изображение свиньи, перед текстом статьи имеется оглавление: «Доброе, Маликов, пьяная езда», и что в статье содержится утверждение именно о нём -  «Почему нельзя свинью назвать свиньей?», что является для него оскорбительным, порочащим его честь и достоинство. Маликов потребовал обязать обком КПРФ аннулировать данные сведения из интернет-сайта, разместив на сайте решение суда. На этот раз положенную якобы ему компенсацию морального вреда Маликов оценил в 200 000 рублей.

Юристом обкома КПРФ, депутатом Липецкого областного Совета депутатов Татьяной Копыловой в суд было представлено мотивированное возражение на иск, со ссылками на нормы ГК РФ, на толкование данных норм, изложенных в Постановлении Пленума Верховного Суда. В суде обкомом КПРФ была выдержана последовательная позиция о том, что сведения, приведённые в статье, соответствуют действительности и не могут являться порочащими или оскорбительными, поскольку отражают обстоятельства, установленные ранее решением суда. Эта позиция была поддержана в решении суда, отказавшего Маликову в удовлетворении его иска.

Маликовым был подан и третий иск, уже в отношении опубликованного на интернет-сайте обкома КПРФ опровержения о признанных судом ряда сведений недостоверными, в соответствии с вступившим в законную силу решением первого суда. Маликову не понравилосьв какой манере было изложено данное опровержение. 

Но и это дело в суде первой инстанции Маликов проиграл. Хотя его адвокатбуквально завалила суд ходатайствами о назначении судебной лингвистической экспертизы, о допросе эксперта-лингвиста, о предоставлении документов, не имеющих отношения к делу, об отводе судьи вследствие её якобы предвзятости. Даже предлагала пойти мировое соглашение, когда все её ходатайства судом были отклонены.

Можно сказать, что за два с лишним года судебных разбирательств с МаликовымЛипецкий обком КПРФ накопил большой опыт участия в делах о защите чести, достоинства и деловой репутации. Решающая роль в этом принадлежала юристу обкома Татьяне Копыловой, выстроившей грамотную защиту во всех трёх судебных процессах, которая базировалась на следующем.

Иски Маликова не подлежали удовлетворению, поскольку они не содержали всех необходимых и достаточных признаков нарушения норм материального права, а именно статей 150-152 ГК РФ, 1100 ГК РФ. Отсутствовал предмет иска, а именно сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию.

По искам о защите чести, достоинства и деловой репутации российское законодательство (статья 29 Конституции РФ, статья 152 ГК РФ) позволяет выделить четыре общих признака, необходимых для того, чтобы лицо имело право на подачу иска и чтобы данный иск подлежал удовлетворению.

Во-первых, необходимо, чтобы имело место распространение не соответствующих действительности сведений (как это прямо указано в части 1 статьи 152 ГК РФ). 

Во-вторых, эти сведения должны относиться к конкретному лицу  или организации, которых можно четко идентифицировать, и не должно быть иного возможного лица, к которому относятся сведения. 

В-третьих, сведения должны носить фактологический характер и чётко отграничиваться от суждений, мнений, оценок. 

В-четвертых, сведения (факты) должны порочить конкретное лицо. Причем истец обязан доказать не только факт распространения о нем сведений, но и порочащий характер этих сведений.

САМОЕ ГЛАВНОЕ. Все эти четыре признака должны присутствовать одновременно для того, чтобы исковые требования в отношении опровержения таких сведений подлежали удовлетворению судом. Если отсутствует хотя бы один из элементов, то отсутствует предмет иска и право на иск, так как нет состава гражданско-правового деликта. Ущемление чести и достоинства - это не просто "обида” в бытовом понимании этого слова. Это чёткая гражданско-правовая конструкция, имеющая конкретный состав правонарушения, закрепленная в статье 152 ГК РФ.

Как следует из разъяснений Постановления  Пленума Верховного Суда РФ  от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц"юридически значимыми обстоятельствами, по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются: 

• факт распространения ответчиком сведений об истце;
• порочащий характер этих сведений;
• и несоответствие их действительности.

Пленум Верховного Суда РФ указал: «При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом».

Высказывания, носящие оценочный характер (критическое мнение, отрицательная оценка) не являются наказуемыми, т.к. не образуют состава ни уголовного, ни гражданско-правового правонарушения. Каждый имеет право на собственное мнение, которое гарантировано частью 1 статьи 29 Конституции РФ. Никто не может быть принужден к  отказу или изменению своего мнения (часть 3 этой статьи). Судебным решением нельзя опровергнуть мнениеоценку, суждение и принудить опубликовать опровержение (принести извинение) на фразу, содержащую мнение, так как это означает принуждение к отказу от своих мнений и убеждений, что противоречит Конституции РФ.

Кроме того, поскольку Маликов являлся на момент публикации муниципальным служащим, суд при принятии решения руководствовался нормами международного права.

В 1998 году Государственная Дума РФ ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав и основных свобод человека (подписанную в 1950 году и вступившую в силув 1953 году). После ратификации данная Конвенция стала составной частью правовой системы РФ и подлежит прямому применению судами РФ. 

В соответствии со статьей 10 Конвенции "Каждый имеет право на свободу самовыражения. Это право включает свободу мнений, свободу получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со стороны государственных органов и независимо от государственных границ...”.

Данная статья подлежит применению наряду со статьями Конституции РФ, федеральными законами и другими нормативно-правовыми актами, Российские суды  при рассмотрении дел по защите чести, достоинства и деловой репутации (как, впрочем, и других категорий дел)  должны учитывать те принципы, которые были выработаны Европейским судом по правам человека при применении норм Конвенции. 

Верховный Суд РФ прямо указал нижестоящим судам: «При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации), но и в силу статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»  учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человекавыраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10)».

Одним из основополагающих принципов в решениях Европейского Суда по правам человека является принцип повышенной терпимости (толерантности) так называемых публичных персон (public figures) к высказываниям (в том числе критическим) прессы. 

Общественными деятелями в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека признаются политические деятели, чиновники разного уровня, участвующие в политической и общественной жизни общества, депутаты, деятели культуры и шоу-бизнеса и т.д.

Необходимость повышенной терпимости вызвана тем, что от этих лиц зачастую зависят важные для общества решения. Исходя из значимости жизни и деятельности публичных политиков, они должны быть готовы к повышенному вниманию, в том числе со стороны СМИ. Публичные политики как бы находятся на сцене политического театра, под светом направленных на них софитов. Они должны быть готовы как к аплодисментам, так и к свисту. Однако на эту сцену их никто не затаскивал силой, свою участь они выбрали сами. И должны были при этом отдавать себе отчет в том, что выходят на поле повышенного информационного внимания и прозрачности публичной деятельности. 

Данный принцип нашел свое полное отражение в решениях Европейского суда по делам Лингенс против Австрии (Судебное решение от 8 июля 1986 г.) и Обершлик против Австрии (Постановление от 23 мая 1991 г.). 

В решении Европейского Суда по делу Лингенс против Австрии отмечено«…пределы допустимой критики в отношении политиков как таковых шире, чем в отношении частного лица. В отличие от последнего, первый должен проявлять и большую степень терпимости к пристальному вниманию журналистов и всего общества, к каждому его слову и действию. Нет сомнения, что пункт 2 статьи 10 позволяет защищать репутацию каждого, т.е. распространяется и на политиков, даже когда они выступают не в личном качестве; но в таких случаях противовесом подобной защиты выступает интерес общества к открытой дискуссии по политически вопросам».

В этом же решении Европейский Суд указал: «…свобода слова охватывает не только «информацию» или «идеи», которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные или нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет «демократического общества».

В настоящий момент Липецкий обком КПРФ готовится к рассмотрениюапелляционной жалобы Маликова по третьему делу с его участием и к ряду иных разбирательств по этой же категории дел. 

С аналогичными исками со стороны подвергнувшихся критике чиновников и иных властных и провластных деятелей сталкиваются и другие региональные отделения КПРФ. В ответ на справедливую критику со стороны коммунистов и их сторонников подобные личности всё чаще реагируют обращениями в суды, требуя защитить их от умаления их чести и достоинства. Поэтому положительный опыт по этой категории судебных дел, накопленный липецкими коммунистами и, в особенности, многолетним  юристом Липецкого обкома КПРФ Татьяной Копыловым, может быть полезен и для других региональных отделений.

 

 

Секретарь ЦК КПРФ,

Руководитель Юридической службы ЦК КПРФ                                                В.Г. Соловьев

 

Главный юрисконсульт Юридической службы ЦК КПРФ                              А.В. Федорович


Администрация сайта и Авторы публикуют материалы с возможным использованием информации, взятой из открытых источников в сети Интернет в соответствии с условиями использования материалов на данном источнике при наличии и возможности установления этих условий. Автор несет единоличную полную ответственность в отношении материалов, размещаемых им на сайте, в том числе: за содержание таких материалов, соответствие их требованиям законодательства, а также за нарушения прав третьих лиц на размещаемые Автором материалы. Администрация сайта не несет ответственности за материалы, размещаемые Авторами на сайт.


 

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 5 дней со дня публикации.

Поиск по сайту

Видео КПРФ

КПРФ за прямые выборы главы города Тверь. Кто же против?


Нелидовская беда. Вадим Соловьев встретился с жителями Нелидово


Коммунисты проводят народный праймериз


Мы в интернете

КПРФ в России

Календарь новостей