"Самым высоким своим званием я считаю звание коммуниста."

Маршал Г.К. Жуков

21 августа 2019 г. исполняется 51 год с начала операции советских войск "Дунай" на территории Чехословакии. Вспоминает участник тех событий, тверской коммунист Юрий Фёдоров


 
Тема реальной оценки событий в Чехословакии 1968 года очень важна. Почему? Да потому, что в Чехословакии погибло 96 наших солдат. Это были чьи-то сыновья, отцы, братья. Они жили на соседней улице, в вашем доме. Называя погибшего в Чехословакии солдата «оккупантом», вы оскорбляете не только его память. Вы оскорбляете самих себя… Они никогда не были никакими оккупантами. Они были советскими солдатами, солдатами Великой Державы и они защищали её интересы.
Такую оценку действий советских войск, вошедших в Чехословакию 21 августа 1968 года даёт тверской коммунист, участник операции «Дунай» Юрий Павлович Фёдоров. Публикуем его воспоминания о тех событиях.
«Где  то  в   начале   мая 1968  года   нашему -153  отдельному гвардейскому  батальону ,   в  составе 11  гвардейской  танковой  дивизизии, 1 танковой  армии  ГСВГ,  которой  командовал  полковник  Подобед И.Р.,  пришлось  участвовать  в командно-штабных учениях стран-участниц "Варшавского договора" на территории Чехословакии под кодовым названием «Шумава».В них принимало участие 16 000 человек, .из стран Варшавского Договора. Отмечу, что на всех этапах учения наш экипаж связью командира и штаб дивизии обеспечил на отлично и по этому вопросу я больше распространятся не буду.
Встречали нас жители Чехословакии с улыбками и цветами. В ходе учений мы пообщались с военнослужащими всех братских стран принимавших участие в этих мероприятиях. В ходе проводимых нами экскурсий мы побывали в Каровых Варах ,где встретились  с отдыхающим, там в это время космонавтом Поповичем П.Р .                                                                   
После успешного завершения учений  наш командир дивизии полковник Подобед  Иван Романович получил команду  под любым предлогом  оставаться на территории Чехословакии, с целью изучения настроения населения этой страны ,по вопросу лояльности к своему нынешнему правительству и всей системе социализма Но такой маневр, после командно-штабных учений, пришелся не по вкусу даже руководству данной страны. С тем ,чтобы  «,выкурить» нас с полигона  - на «зимние квартиры», ими был предпринят ряд мер. Над нашими головами стали регулярно, на бреющем полете, кружить военные  воздушные корабли, так как мы находились на территории одного из полигонов , чехословацкие артиллеристы, через наши головы, организовали стрельбу боевым снарядом. Да и пресса, как Чехословакии, так и ряда других стран призывала руководство нашей страны, в соответствии с договоренностью ,после  проведения командно-штабных учений, вывести свои войска с территории Чехословакии. Однако несмотря на этот прессинг нам удалось ,где-то   в течении месяца, выполнять установки руководства нашей страны и Вооруженных сил, и только к концу июня мы вернулись к себе. Отмечу, что не взирая на то, что мы задержались на территории Чехословакии более чем на месяц, против оговоренного срока (для проведения КШУ), население провожало нас с цветами ,с цветами нас встречала и Германия. После прибытия в свою часть, мы-"старики" направили делегацию к командиру дивизии с просьбой уволить нас  в запас, так как мы, по новому Закону СССР « О всеобщей воинской обязанности» уже переслуживали девятый месяц. Напомнили ему о том, что он обещал нас уволить сразу же после завершения учений. Командир пообещал в ближайшее время решить этот вопрос, но, однако этому суждено было случиться много позже. Зная командира дивизии, как человека слова и дела, мы возвратились в часть и приступили   к выполнению своих должностных обязанностей.
 
 
После прошедших учений все требовало стационарного обслуживания. Заряжали аккумуляторы, перематывали катушки с кабелем, меняли питание у телефонных аппаратов и другой аппаратуры, мыли, красили, латали. Не забывали и нести службу в наряде. В караул удалось заступить только два раза, да и  то со второго караула командир роты  капитан Шаповал К. отозвал, так как нам предстояло ,в составе экипажа ,убыть на границу с Чехословакией, для прокладки линий связи вдоль границы, в районе предполагаемой дислокации, в ближайшее время, нашей дивизии и конечно же обеспечение связью комдива с подчиненными ему частями.
Командованием роты с нами была проведена беседа, мне как коммунисту напутствие дали  наш парторг роты старшина сверхсрочной службы Н.Конецкий  и секретарь парторганизации батальона. Казалось бы, что фамилия последнего должна врезаться мне в память, однако такого не случилось, наверное потому, что секретарь то он был чисто номинальный, на мой взгляд,  просто отбывал номер за зарплату.
На следующее утро мы покинули расположение части и где-то к обеду уже прибыли в назначенный нам  пункт, в районе крепости Кенигштайн, где до 20 августа мы и выполняли поставленные перед нами задачи. Старшим  команды был, вернувшийся с учебы, наш командир взвода ,уже, лейтенант Шестаков П.Н  До прихода дивизии мы сумели перезнакомиться со всеми жителями окрестных селений, в основном знакомство проходило за кружкой пива в гаштетах. Питались мы три раза в день, той горячей пищей, которую готовили сами, из выданных нам в части продуктов, готовили неплохо, так как продукты были хорошие и в достойном количестве. В общем, до прихода дивизии, ни кто из нас не отравился. Ну а как прибыло соединение мы перешли питаться из котла батальонного ПХД.
Накануне ввода войск стран Варшавского Договора в Чехословакию нас посетил Министр обороны СССР  маршал А.А. Гречко ( правда мне его увидеть так и не довелось), который разъяснил сложившуюся ситуацию и намерение Правительства и ЦК КПСС , в миротворческих целях, ввести наши войска в эту страну.                                                                                                                                                    За сутки перед вводом нас
 
В Чехословакию, прошли партийные, комсомольские и общие собрания, совещания, инструктивные занятия, были выданы боеприпасы: патроны по три магазина, гранаты, индивидуальные  средства медицинской помощи. Мы были проинструктированы о том, что оружие должны применять в самом крайнем случае и только по команде своих командиров, подчеркивалось, что главным нашим оружием должен быть язык убеждения, потому как мы заходим к своим братьям. К  вечеру следующего дня мы произвели свертывание своего полевого городка, а  после ужина был произведен отбой,  т е. нам дали отдохнуть перед маршем, конечный путь которого был известен только офицерскому составу.
 
Накануне                                                                                                                                             
 
В 23.00 войска получили команду начать марш по ранее указанному маршруту. Операция "Дунай" вступала в свою основную фазу. Большинство немцев из окрестных селений так же не ложилось спать и «вывали¬ли» провожать нас. Они почему-то, с великой радостью ,благословляли нас на это дело, кричали (конечно на своем языке), но кое-кто и на русском. Основной смысл их выступлений заключался в том, что самый хороший чех это тот, что зарыт в землю по шею,  а еще лучше когда зарыт с головой. Мы подивились такому, «дружелюбному» отношению одного братского народа к другому, да притом еще своему соседу  и двинулись вперед.
 Что сейчас кажется странным, это то, что командиры не довели  до нас маршрут движения и конечный пункт назначения, не довели эти данные даже до сержантского состава В связи с этим мы первые часы марша находились в каком-то напряжении, но потом оно потихоньку  прошло и расслабившись мы заснули. Проснулся я, как и все члены экипажа, от серьезного толчка извне в борт нашего автомобиля, кто-то пробубнил: "Ну, началось". Однако, на поверку оказалось все не так страшно, ни кто по нам не стрелял а немного  потревожил наш экипаж следовавший за нами танк, с задремавшим механиком-водителем. Колонна была построена так, что через одну-две единицы техники следовал танк. Конечно, эта встряска перебила нам сон, но только на некоторое время. Однако спали мы уже с выставлением дневального.                                                                                                                              
 
Часа в четыре утра наше соединение вступило в столицу Чехословакии - город Прага.
 
Она встретила нас тишиной и мирным сном жителей, да редкими влюбленными парочками, которые с удивлением взирали на происходящее, наверное прикидывали, что это возвращаются с учений их войска. Так как наша аппаратная находилась в голове колонны нам,  вместе с комдивом, пришлось уже в первые часы побывать в районе Пражского Кремля, в котором руководство нашего соединения встретилось с руководством Чехословакии. Мне этот период операции запомнился еще и тем, что большинство членов экипажа , после завтрака, возымели большое желание отправить свои естественные надобности однако это осложнялось тем, что мы были заперты снаружи, да и находились в центре столицы, непосредственно у ее кремлевских стен. Вот такая случилась незадача. Но выход нашли, использовали в этих целях подручные средства, в виде чулков из комплектов химзащиты, которые, мы, как смогли, загерметизировали до первой стоянки. Правда ехали с легким душком.
 Затем от стен Кремля мы направилиcь  по маршруту, известному, только командирам в офицерских погонах. Мы долго колесили, по уже проснувшемуся городу, который соображал ,что же в нем происходит, с этим вопросом жители города обращались и к нам ,  благо  окна в нашей аппаратной были открыты и мы старались отвечать на, вопросы как нас научили и как мы могли, в силу своей политической подготовки. Когда становилось тошно от задаваемых вопросов ,мы растягивали мехи гармошки и горланили русские песни. В конце концов нам определили место дислокации. Название улицы не помню, но это была улица на которой располагались посольства.
 
По всей видимости, в  одном из опустевших зданий   посольства  расположился и штаб нашей дивизии. Нам было отведено место в цокольном  этаже. Но оказалось, что  в этом помещении расположена охрана посольства ,нам они представились народной милицией .В рамках наших дипломатических знаний и навыков ,мы попросили их  ,на время нашего пребывания ,освободить это помещение ,ввиду того, что мы не можем допустить. чтоб под штабом дивизии находились посторонние люди .После небольшой дискуссии они по нашему настоянию освободили  помещение. На этом месте мы сумели помыться ,побриться, перекусить и  сфотографироваться а
 затем переместиться на стадион, в районе телецентра, то ли всей Чехословакии, то ли только города  Праги. Первая ночь прошла ,относительно .спокойно. На вторую ночь нас обстреляли из окон радиозавода .расположенного на противоположной стороне от телецентра, или по  другую сторону стадиона. Но ни кто из нас не был ни убит .ни ранен. Так и жили – днем мирные беседы с населением ,ночью они обстреливали нас, но видно обстреливали в целях острастки ,т.е .поверх голов.
 
Однако и здесь мы простояли недолго, так как в Прагу пришло соединение, в 1945 году освобождавшее этот город от фашистов. ,которое и разместили в Праге а мы вышли в городок Бенишев  и расположились в его парке-заповеднике. При передвижении по городу наша колонна разорвалась и для того, чтобы соединиться командир роты выслал меня на одну из площадей города в качестве регулировщика. В этом качестве я находился недолго, так как на площади шумел митинг,  а по мне из проезжающего автомобиля дали очередь из автомата. Ввиду этого, я плюнул  на все и не дождавшись остатка колонны возвратился в свою аппаратную, где и имел разговор ,на повышенных тонах  с командиром роты ,который приказывал мне вновь возвратиться на площадь.                 
Нашему, или вернее , моему  пререканию положили конец выскочившие на нас те самые злополучные остатки  колонны. В целом , за все перемещения по Праге нашу колонну обстреляли  из жилых домов два раза.  В один из них легко ранили в руку Володю-сибирячка. Кроме этого, когда мы стояли колонной на улице посольств, из Советского посольства по нашей аппаратной был произведен одиночный, то ли винтовочный ,то ли пистолетный  выстрел. Видно с целью провокации.
 
В ходе проводимой агитационно – пропагандистской работы с населением мы все более и более убеждались в необходимости нашей благородной интернациональной миссии и в то же время в нас .по этому же поводу, закрадывалось сомнения, так как население считало нас оккупантами ,да и по эфиру мы ловили не слишком лестные отзывы по поводу нашего визита в эту страну.  Мы назывались оккупантами  ,не только  диссидентами и ярыми противниками  социалистического строя, но и  нашими любимыми бардами, такими как Булат Окуджава и Владимир Высоцкий, которые призывали нас, словами фронтовой песни, брать шинель и идти домой. В то же время, из бесед с представителями нашего посольства, с членами их семей мы черпали информацию о том, что бывшие хозяева над простым народом уже наносят визиты в свои бывшие владения, в том числе и на фабрики, заводы, проводят примерку по денационализации общественной собственности в их руки. Вопрос контрреволюции, для нас был вопросом однозначным - не допустить ее ни в коем случае.
Вот в таких противоречивых мнениях и настроениях мы выполняли свой интернациональный долг и долг солдата.
В Бенишевском заповеднике
Рассредоточившись в лесопарке г. Бенишев,  мы занялись благоустройством своего быта. Предвидя, что возможно нам придется в этом лесу зимовать, мы вкопались на метр в землю. Сверху, на сруб, в одно звено, натянули палатки ,поставили в них печки - буржуйки, пирамиду для автоматов, да полку под туалетные принадлежности и котелки, повесили "дембельский календарь" с поездом идущим на Восток и с таким комфортом стали жить далее.
Таким образом, мы прожили чуть не до конца первой декады ноября. За это время мы -"дембеля" в ходе самостоятельно предпринятого культпохода в парк, были обстреляны, правда опять без потерь, с тревогой ожидали возвращения с учений чешской танковой дивизии , но и она прошла мимо нас, без всяких эксцессов.
 
Здесь же мы сдали осеннюю проверку, по всей программе, сдавали экзамены по политической, специальной, технической, строевой и физической подготовке а также было оценено и состояние техники. Тогда мы удивлялись этому акту - находимся в боевой обстановке и сдаем экзамены. Ну  а сейчас, оглядываясь назад, я говорю себе, какие же были молодцы командиры, что проводили в жизнь все, что присуще армии, как в мирное ,так и в иное время, так как армия без дисциплины, установленного в ней годами порядка , есть не армия а сброд. В этом мы убеждаемся глядя на  бездарные действия наших войск в Чечне. Нам регулярно доставляли периодическую печать ,письма, мы как и на зимних квартирах ходили в баню, смотрели кинофильмы. Я ни разу не видел в нетрезвом состоянии своих командиров, хотя мы знали, что они и выпивают, не смотря на то, что  был введен сухой закон. Даже мы - рядовой и сержантский состав-иногда имели возможность втихаря выпить. Однажды,, на этой почве, у меня возник серьезный конфликт с командиром роты, после которого я решил, что мне придется на очередном партсобрании сдать кандидатскую карточку, но этого не случилось, хотя командир батальона настаивал.
К средине ноября все определилось, руководство двух стран порешило на территории Чехословакии создать Центральную группу войск а нам удалиться  на зимние квартиры, или, по другому, в места постоянной дислокации.
За период этих событий от недружелюбных действий со стороны чехословаков всего с нашей стороны. (по неполным официальным данным) погибло 11 человек. 87 ранено и покалечено , плюс к этому 87 человек погибло  от различного рода происшествий. С противоположной стороны  погибло примерно около ста человек. Пусть земля им будет пухом.
 
По прибытии соединения на место постоянной дислокации началось, наконец, увольнение в запас и нас, служивших уже четвертый год В течении 10-15 дней, всех кому положено, уволили в запас, за исключением меня и моего друга .заместителя командира линейно кабельного взвода А. Гурьянова, вследствие того, что на предстоящем партийном собрании должен был решиться вопрос о приеме нас в  члены партии. Вопрос, несмотря на предложения комбата не принимать нас в свои ряды, решился положительно и через дней десять это решение было утверждено парткомиссией соединения а чуть позднее начальник политотдела полковник В. Куницин вручил нам партийные билеты. Конечно же  всем нам по итогам военно- стратегической операции «Дунай» от имени Министра обороны СССР  была объявлена благодарность за подписью командира части».
 
По данным Ю. П. Фёдорова в операции «Дунай», помимо него из Тверской (тогда Калининской области) участие принимали ещё пять человек. Это:
- майор в отставке Сафонов Валерий Васильевич  (г. Тверь) – в 1968 году старший лейтенант, старший помощник начальника командного пункта в\ч пп75157, 190 ОРБ «Осназ» 20 гв. ОА, ГСВГ. Награжден благодарностью Министра Обороны СССР Маршала Советского Союза А. Гречко согласно Приказа №242 от 17 октября 1968 года за выполнение интернационального долга. Кавалер ордена Красной Звезды;
 
- полковник в отставке              Николай Тимофеевич       Никодимов  .                                                                                            В 1968г в составе 20 ОА вошел в Прагу, старший лейтенант, командир взвода. Ранее -узник фашистских концлагерей. В настоящее время, закончил службу в должности командира полка. Председатель Совета ветеранов Заволжского района г. Твери .
 
- Сергей Иванович Цветков, служил в парадных войсках. Стояли в 70 км от Братиславы. Был ранен Награжден орденом Красной звезды, участвовал в боевых действиях в Афганистане, принимал участие в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС В 1989г. Проживает в Твери.
 
- Николай Семенович Косьянов. 21 августа 1968 года в составе Иркутско –Пинской гвардейской мотострелковой  дивизии(в\ч 6138), командир генерал-майор Малафев, гвардейского танкового(в\ч86681) полка, командир полка Гущин, входили через Братиславу .встали в Орехов- Плаце ,Михаловцы. Радист –пулеметчик .В этой должности проходил службу в вновь созданной Центральной группе войск. В настоящее время проживает в Твери, является  секретарем  РК  КПРФ Конаковского района
 
- Зарайский Евгений Иванович, 1947 г.р. Калининская область, Максатихинский район, с. Спирово. Призван Максатихинским РВК. сержант, командир стрелкового отделения, 81-й гв. мотострелковый полк 6-й гв. мотострелковой дивизии (Группа Советских войск в Германии). Погиб 22 августа 1968 года. Похоронен на кладбище в п.  Спирово.               
 
Об авторе.
Фёдоров Юрий Павлович. Заместитель командира взвода телефонно - телеграфной роты,153 гвардейского отдельного батальона связи,(в/ч 58293 с1965-1968 г.г.)11-й гвардейской танковой дивизии ,1-йгвардейской танковой армии ,гвардии старший сержант Федоров Юрий Павлович, участник военно- стратегической операции «Дунай» в 1968году,(Прага , с 21августа по 12 ноября), участник ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС(1968-1987 г.г.), подполковник в отставке,.заместитель председателя Тверской областной и городской общественных организаций Союз «Чернобыль»,( с 1993г) депутат Тверской городской Думы,(2012-2017г.г). член контрольно ревизионной комиссии регионального отделения КПРФ ,секретарь местного отделения КПРФ Московского района г.Твери.
            
 
21 августа 2019 г. исполняется 51 год с начала операции советских войск "Дунай" на территории Чехословакии. Вспоминает участник тех событий, тверской коммунист Юрий Фёдоров
21 августа 2019 г. исполняется 51 год с начала операции советских войск "Дунай" на территории Чехословакии. Вспоминает участник тех событий, тверской коммунист Юрий Фёдоров

21 августа 2019 г. исполняется 51 год с начала операции советских войск "Дунай" на территории Чехословакии. Вспоминает участник тех событий, тверской коммунист Юрий Фёдоров                      
 
        

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 5 дней со дня публикации.

Поиск по сайту

Видео КПРФ

КПРФ за прямые выборы главы города Тверь. Кто же против?


Нелидовская беда. Вадим Соловьев встретился с жителями Нелидово


Коммунисты проводят народный праймериз


Мы в интернете

КПРФ в России

Календарь новостей